Рентген нарративов: Россия как оплот традиционных ценностей

26.12.2023

В Кремле исходят из того, что особое место России на мировой арене определяется уникальной российской идентичностью, основанной на ее истории, величии и православной духовности. При этом миссия по «защите традиционных ценностей» как бы дает право игнорировать любые моральные нормы или своевольно их интерпретировать. Так Кремль отвечает на «Западную гегемонию» в виде распространения либеральных и индивидуалистических ценностей.

Как появился этот нарратив?

Одним из первых обращений Путина к Западу о т. н. особом пути России стала речь на Мюнхенской конференции по политике безопасности в 2007 году, которая считается одной из отправных точек откровенно антилиберальной политики. В том же году Путин говорил перед Федеральным собранием о важности морального и духовного единства. С этого началось движение к консерватизму и превращению так называемых традиционных ценностей в национальную идеологию.

В 2013 году в России запретили «гей-пропаганду» — то есть, например, приравнивание гомосексуальных отношений к гетеросексуальным, знакомство несовершеннолетних с нетрадиционными сексуальными отношениями или вообще разговоры о правах геев. На той же сессии Дума одобрила закон, предусматривающий лишение свободы на срок до трех лет за «оскорбление чувств верующих». В декабре 2013 года Путин в своем ежегодном выступлении четко дал понять, что Россия является глобальным защитником традиционных ценностей, в то время как западные страны движутся к моральному упадку. В качестве основных ценностей России Путин назвал традиционную семью и религиозность, вспомнив также о многополярности мира и гуманизме.

В своем выступлении в 2014 году Путин подчеркнул, что «традиционные ценности должны быть приоритетами политики России». После этого Дума приняла закон о запрете ненормативной лексики в СМИ и искусстве. Все это признаки, указывающие на взывание к консервативным ценностям на примерах
того, как государство стремится формировать общественную мораль путем вмешательства в выбор и свободы граждан. Во время дискуссии в Международном дискуссионном клубе «Валдай» в Сочи в октябре 2022 года Путин утверждал, что западных детей учат, будто «мальчик может превратиться в девочку и наоборот» и что это «на грани преступления против человечности». В декабре Путин подписал указ о борьбе за глобальное культурное превосходство, предупредив, что есть ряд стран, которые агрессивно навязывают неолиберальные взгляды, которым Россия должна противостоять. В своем выступлении он назвал Запад «сатанинским» и «игнорирующим моральные нормы» и повторил мантру десятилетней давности: Запад с его либерализмом – в отличие от России – отвернулся от традиционных и религиозных, «правильных» человеческих ценностей. Так окончательно сформировался нарратив о том, что Россия находится в уникальном положении для защиты и распространения консервативных взглядов, являясь главным оплотом традиционных нравственных ценностей во всем мире.

Что из себя представляют «традиционные ценности»?

В своем выступлении перед Федеральным собранием еще в 2014 году Путин сформулировал это так: «Здоровая семья и здоровая нация, переданные нам предками традиционные ценности в сочетании с устремленностью в будущее, стабильность как условие развития и прогресса, уважение к другим народам и государствам при гарантированном обеспечении безопасности России и отстаивание ее законных интересов – вот наши приоритеты». Показательно, что в этом определении переплетаются традиционные ценности, внешняя политика и политика безопасности. Важнейшим официальным документом, в котором защита традиционных ценностей относится к долгосрочным целям России, считается Стратегия национальной безопасности. В тексте 2015 года «традиционные ценности» упоминаются аж целых девять раз. В стратегии говорится о возрождении традиционных российских духовно- нравственных ценностей и воспитании подрастающих поколений в традициях религиозности и патриотизма.

Примечательно, что в качестве угрозы безопасности России называется «размывание традиционных российских духовно-нравственных ценностей», которое может произойти «путем внешней культурной и информационной экспансии». В версии 2021 года список ценностей пополнился, к ним относятся: жизнь, достоинство, права и свободы человека, патриотизм, гражданственность, служение Отечеству, благородные нравственные идеалы, крепкая семья, созидательный труд, приоритет духовного над материальным, гуманизм, сострадание, справедливостъ, коллективизм, взаимная поддержка и уважение, историческая память и преемственность поколений, единство народов России.

Традиционные ценности увязываются напрямую с религиозным мировоззрением, которое представляет Русская православная церковь. Поэтому здесь тон задает изданный по инициативе РПЦ в далеком 2011 году документ под названием «Базисные ценности ― основа общенациональной идентичности». В нем перечисляются 17 ценностей как на уровне индивида, так и всего государства: вера, справедливость, мир, свобода (ограниченная моральной ответственностью), единство (разных этнических, социальных, политических групп), нравственность, достоинство, честность, патриотизм (в том числе готовность трудиться на благо Родины), солидарность, сострадание (к нуждающимся), семья, уважение к своей культуре и национальным
традициям, (материальное и духовное) благополучие, трудолюбие, готовность идти на жертвы. Во многом это перекликается с теми ценностями, о которых говорил Путин.

Связь с РПЦ

Все эти ценности в рамках единого нарратива морально возвышают Россию над Западом. Однако у государства не может быть монополии на ценности, и в случае с Россией они во многом сводятся к трем фундаментальным ценностям, которые проповедует глава РПЦ Патриарх Кирилл: вера, семья, отечество. Права и свободы человека, по его словам, не так важны, потому что они заимствованы из западной философии. «Никто не отрицает ни прав человека, ни человеческого достоинства, но можно ли ставить их сразу после «жизни»?» — спрашивает Святейший Патриарх Кирилл. С этой точки зрения права человека, как права личности, всегда будут уступать коллективным, светские права будут уступать религиозным, а последние, превратившись в инструменты власти в новой идеологии, сосредоточатся на обязанностях индивида перед отечеством и семьей. Так что не случайно власть и духовенство объединились для «защиты традиционных ценностей». Патриарх Кирилл обещает прощение всех грехов российским солдатам, погибшим в украинской мясорубке, а священники освящают танки и ракеты, которые отправляются убивать православных единоверцев.

Однако, развязывая кровопролитие во имя традиционных ценностей, Россия серьезно подрывает репутацию этих ценностей. Проблема не в том, что эти ценности сами по себе плохи, а в том, что они используются для оправдания насилия. Типичным примером морального двуличия является бомбежка православного собора Московского патриархата в Одессе 23 июля 2023 года. Всего за несколько лет до этого патриарх Кирилл лично посещал храм, чтобы освятить его. Украинская православная церковь отделилась от Москвы в 2022 году, но до сих пор окончательно не разорвала связи, и Русская православная церковь по-прежнему считает Украинскую православную церковь своей. В общей сложности Россия разбомбила по меньшей мере 80 православных храмов в Украине, якобы защищая «традиционные ценности». Трудно примирить вышеупомянутую претензию Россию на защиту традиционных ценностей с бомбардировками больниц и церквей, и все же этот нарратив каким-то образом работает внутри страны. Причин тому несколько.

На кого направлен этот нарратив? Каковы его задачи?

Кремль приложил немало усилий, чтобы сконструировать российскую идентичность, которая представляет Россию как защитницу хороших традиционных ценностей, а Запад как рассадник морального упадка (а Украину — как жертву Запада/предателя России). Это играет важную роль во внешней политике России, поскольку наличие моральных факторов в трактовке Россией мировой политики дает обоснование внешнеполитическим шагам страны.
Это также открывает возможности для союза с Китаем, Индией, Ираном и Турцией, которые по-своему считаются оплотами традиционных ценностей. Таким образом, Кремль использует ценностный нарратив для того, чтобы прочертить одновременно и новые культурно-нормативные, и геополитические границы.

Россия даже предлагает «спасение» тем жителям Запада, которые хотят покинуть свои страны и готовы ради этого принять «русский мир». Российский пропагандистский канал РИА Новости написал, что в 2024 году под Москвой начнут строить поселок, где разместятся несколько сотен американских и канадских семей, уже изъявивших желание эмигрировать. Большинство из них – ультраконсервативные католики, которые непреднамеренно стали союзниками Русской православной церкви, а по совместительству и путинского режима.

Вымышленная битва между западными ценностями и «традиционными ценностями» России является частью попытки Кремля оправдать свои действия в глазах российских граждан, поставив их в эпицентр глобальной борьбы, в которой Россия является объектом агрессии. Таким образом, нарратив направлен в первую очередь на самих россиян и людей, принадлежащих к так называемому русскому миру. Целью этого яляется придание смысла существованию России и оправдание ее внешнеполитических шагов, в том числе военных действий.

Традиционные ценности также укрепляют власть правящей элиты России, потому что основанная на «правильных» ценностях политика выглядит более легитимной. В то время как народу рассказывают о моральном упадке Запада, российская элита без проблем отправляет своих потомков учиться и жить в страны «загнивающего Запада». Свидетельств тому немало: например, разоблачающий кремлевскую дезинформацию портал belsat.eu пишет, что дети высокопоставленных российских чиновников и олигархов предпочитают учиться в университетах и школах Великобритании, США и Швейцарии, а также иногда Франции или Германии. Есть много примеров того, как элиты отдыхают на Западе, зачастую в странах НАТО, таких как Турция, Греция и
Италия.

В заключение следует отметить, что между российским режимом и обществом существует консенсус по поводу традиционных ценностей: они существуют, они действительно подвергаются нападкам со стороны Запада и нуждаются в защите. Несмотря на некоторую неопределённость, этот термин пронизан религиозным смыслом и обозначает, прежде всего, мораль и семейные ценности.

О чем нам рассказывает этот нарратив?

В нарративе Путина есть и достойная внимания критика. Действительно, рост мультикультурализма и неудачи в интеграции иммигрантов создали проблемы и напряженность во многих западных обществах. Путин также упоминает культуру отмены, которая сформировалась как ответ на серьезную проблему (необходимость привлечь внимание к сексуальной эксплуатации женщин, насилию и т.д.), но дошла до того, что в обществе стало легко «отменить» человека за одно лишь голословное обвинение в непристойном поведении, даже если оно не находит подтверждения в суде.

Есть также проблемы с правами трансгендерных людей, которые нелегко сбалансировать, например, в контексте спортивных состязаний. В одном из
вышеупомянутых выступлений Путин отметил, что « если мужчины объявят себя женщинами и будут выступать в тяжелой атлетике, то женский спорт перестанет существовать ». Когда в сегодняшнем сложном мире человеку, сменившему пол, должно быть позволено конкурировать с соперниками того же пола – вопрос, который до сих пор остается нерешенным. Например, с 17 июля 2023 года Международная федерация велосипедного спорта (UCI) запретила спортсменам-трансгендерам участвовать в соревнованиях в женской категории, даже если уровень тестостерона не превышает определенной нормы. У Международной федерации фехтования (FIE) есть регламент, разработанный для трансатлетов, но США и Великобритания, например, установили свои правила. Идет дискуссия о том, стоит ли создавать свой собственный соревновательный класс для тех, кто меняет пол и т.д. Тем не менее, указание на проблемы в западной культуре и противостояние им – это скорее дымовая завеса для империалистических амбиций.

С 2012 по 2016 год дискурс российской национальной идентичности и внешнеполитическая доктрина страны слились воедино. Внешняя политика сейчас исходит из идеологии российской идентичности, а не из реалий мироустройства, сложившегося в теории и практике международных отношений. Именно это является и предпосылкой для агрессии против Украины. Западным демократическим обществам трудно, но необходимо это понять.