Рентген нарративов: Великая Отечественная война

21.08.2023

Советский Союз ценой героических жертв освободил Европу от коричневой чумы фашизма в годы Великой Отечественной войны, и за это весь мир должен быть до скончания веков благодарен Советскому союзу и России как его законной правопреемнице. Именно такие разговоры ведутся на территории бывшего СССР со времен окончания Второй мировой войны, и из российских пропагандистских каналов этот нарратив льется непрерывной рекой и по сей день.

Как родилась история о Великой Отечественной войне?

Термин «Отечественная война» впервые вошел в обиход еще в 1844 году, когда им обозначили русско-французскую войну 1812 года. Его можно найти в очерке Виссариона Белинского «Русская литература в 1843 году», который впервые был опубликован в 32-м томе русского литературного журнала «Отечественные записи».

После 1914 года Великой Отечественной называли войну, которая впоследствии стала известна как Первая мировая. Специальная листовка «Великая Отечественная война» издавалась в военное время вместе с журналом «Театр и жизнь» в Санкт-Петербурге, и ее главной темой был Восточный фронт Первой мировой войны, где Россия воевала против Германской и Австро-Венгерской империй.

Термин в его современном значении был впервые введен 23 июня 1941 года редактором советской газеты «Правда» Емельяном Ярославским, который опубликовал большую статью под заголовком «Великая отечественная война советского народа» на следующий день после нападения нацистской Германии на Советский Союз. Иосиф Сталин, тогдашний лидер Советской империи, также использовал этот термин в своем радиообращении к советскому народу 3 июля 1941 года.

В мае 1942 года в Советском Союзе был учрежден орден Отечественной войны, которым награждали за героические подвиги, совершенные на поле боя. С окончанием войны история о Великой Отечественной превратилась в один из основных мифов Советского Союза, который с религиозным рвением увековечивался в бесчисленных военных фильмах, сериалах, книгах, патриотических песнях, вспоминался на всевозможных праздничных мероприятиях, преподавался на всех ступенях образования, показывался во всех музеях, в честь которого в каждом населенном пункте были установлены памятники, зажигались вечные огни. О Великой отечественной не смолкали радио, телевидение и газеты.

О чем рассказывает этот нарратив?

Нарратив о «Великой Отечественной войне» прославляет победу над гитлеровской Германией в 1945 году как важнейшее событие в истории, представляя ее поворотным моментом, возвысившим Советский Союз до статуса сверхдержавы. Этот миф также несет в себе сильное мессианское послание: он изображает Советский Союз как страну, которая выполнила уникальную миссию по спасению мира от абсолютного зла. Согласно этой точке зрения, Европа существует сегодня только благодаря тем советским солдатам и офицерам, которые заплатили своими жизнями за то, чтобы избавить Европу от коричневой чумы фашизма.

В речи ко Дню Победы 9 мая 2021 года российский правитель Владимир Путин сказал: «Советский народ /…/ освободил европейские страны от коричневой чумы». Девятью годами ранее, 9 мая 2012 года, он заявил: «Наша страна /…/ предложила свободу народам мира». А в телеобращении 24 февраля 2022 года Путин обосновал вторжение в Украину необходимостью продолжения исторической миссии России как освободительницы от мирового фашизма: «Результат Второй мировой войны – это святое».

Это повествование о миролюбивом гиганте, который сам никогда не начинал ни одной войны, но при необходимости готов отразить любое нападение. Согласно сталинской концепции истории, которая была перенята и закреплена в законе нынешними хозяевами России, нацистская Германия вероломно вторглась в миролюбивый Советский Союз, который был просто вынужден защищать свои границы, а затем помогать другим европейским народам, без малейшего желания кого-либо завоевать или подчинить своей воле.

Следуя этой логике, Россия последовательно отвергает и осуждает критические оценки внешней политики Советского Союза, называя ложью обвинения в подписании пакта Молотова-Риббентропа и отрицая долю ответственности Советского Союза за начало войны, равно как и нападения на Польшу и Финляндию во время самой войны, аннексию стран Балтии и других территорий, казни около 22 000 польских военнослужащих и представителей интеллигенции в Катыни, массовый террор граждан Советского Союза и тому подобное.

Нарратив о Великой Отечественной изображает Советскую армию в Европе с 1944 по 1945 год как безусловного освободителя от нацистской оккупации. В течение многих лет Москва выражает протест против так называемого «искажения исторической правды» соседями России, которые отказываются принимать триумфальную риторику «освобождения».

На кого он направлен?

Нарратив о Великой Отечественной войне имеет три основные целевые аудитории. Исторически он предназначался и до сих пор предназначается в первую очередь для внутреннего потребления. Как-то ведь надо объяснить, почему на этой войне погибло более 20 миллионов человек, не считая репрессированных в это же время. Эти огромные человеческие жертвы и социальная травма войны обязаны были иметь какую-то священную цель, которая оправдывала бы страдания. С другой стороны, советской власти необходимо было дистанцироваться от всего, что могло бы указывать на разделение ответственности с Германией за начало самой войны.

Нарратив о советском солдате-герое, освободителе Европы, взращивает все новые поколения граждан, готовых в случае надобности взять в руки оружие и отправиться воевать за Отечество, а также героически сражаться против мнимого фашизма в зарубежных странах. Равно как и терпеть потери и лишения, ведь они, все-таки, кладутся на алтарь священного, правого и праведного дела, подобно подвигам святых дедов в Великую Отечественную. Это также дает людям возможность идентифицировать себя как граждан большой и могущественной страны, победившей фашизм, за что весь мир должен быть у них в долгу. Поскольку победа 1945 года на самом деле является единственным историческим событием, которое затрагивает большую часть российского общества, она помогает преодолеть — по крайней мере, частично — социальную фрагментацию советской эпохи, и внушить россиянам чувство единства друг с другом и с властью.

Вторая целевая группа состоит из постсоветских аудиторий и соотечественников, проживающие за рубежом. Россия использует нарратив о «Великой Отечественной войне» и говорит о боевом братстве для поддержки своего основного нарратива «русского мира», который мы также подробно разбирали. Миф о Великой Отечественной маргинализирует противников российской гегемонии, клеймя их «пособниками фашистов». По итогу нарратив принуждает «ближнее зарубежье» к экономической, политической и военной интеграции с Россией. Однако, эта стратегия до сих пор не привела к значительным результатам и часто оказывалась контрпродуктивной.

Третья целевая аудитория – «коллективный запад», то есть политическая элита и общества Европы и США. Для них нарратив рисует картину России, которая, несмотря на свои огромные потери, смогла мобилизоваться и в конечном итоге пройти через бесчисленные жертвы к победе. Независимо от того, потеряла ли Россия в войне 20 или 27 миллионов человек – в любом случае потери России в этой войне на первом месте среди всех участников, даже в процентном отношении уступая лишь одной только Польше (и, возможно, Литве). И, наконец, на протяжении всей истории на Западе всегда находились люди, которые под действием этого нарратива чувствовали виноватыми или находящимися в долгу перед Советским Союзом и его правопреемницей Россией за победу над фашизмом.

Каковы его цели?

Российская политика памяти состоит из идей и практик, созданных для формирования коллективной идентичности и исторического дискурса таким образом, чтобы это служило политическим интересам правящей элиты. Мессианский миф о спасении мира от абсолютного зла должен затмить самые мрачные страницы советской истории и оправдать все советские или российские войны и военные интервенции вчера, сегодня и завтра: от Венгрии, Чехословакии и Афганистана до Сирии и Украины. Согласно нынешней неосоветской трактовке, все эти военные действия носили сугубо оборонительный характер и были вызваны внешними факторами.

Со временем в повествовании о Великой Отечественной войне акцент все больше смещается на военную, триумфальную сторону, пренебрегая человеческим измерением войны. Война ассоциируется с мощными военными парадами, а не со страданиями людей. Государственная пропаганда хвастается военно-патриотическими символами, что часто приводит к карнавализации и романтизации темы войны в обществе и привлечению общественности к участию в сильно идеологизированных ритуалах. Его общая цель состоит в том, чтобы заставить людей, затронутых нарративом, увидеть применение силы как естественный и легитимный инструмент российской внешней политики. При этом предполагается, что и сами они, если понадобится, будут готовы послужить исполнителями этой политики.

В основе повествования о Великой Отечественной войне, как следует из названия, на протяжении многих лет были, прежде всего, храбрость и самоотверженность советского солдата, гениальность советских вождей и отвага советского народа в трудностях. Роль союзников в борьбе с фашизмом была довольно скромной и со временем снижалась. Сегодня никто в кремлевских пропагандистских каналах не говорит о массированной экономической помощи союзников Советскому Союзу. Посыл ясен – мы можем сделать это в одиночку, несмотря на все трудности – мы будем страдать, и в конце концов мы все равно победим.

В каком состоянии он сейчас?

Когда Советская империя распалась, в сталинской трактовке истории «Великой Отечественной войны» возникла временная трещина. Недолгий период открытости и демократии в России в первой половине 90-х годов прошлого века также приоткрыл архивы Министерства обороны России на короткий промежуток времени. Это позволило обращавшимся к ним российским историкам (П. Аптекарь, М. Мельтюхов, Т. Бушуева, М. Солонин, Б. Соколов, Д. Хмельницкий, А. Гогун, Я. Фельштинский, А. Пронин, Л. Лопуховский, В. Бешанов и другие) в значительной степени рассказать правду о том, что происходило в СССР в 1939-1941 годах, пишет генерал в отставке Антс Лаанеотс в своей статье, опубликованной в 2020 году.

Однако в путинской России произошло довольно быстрое возвращение к сталинистской концепции истории, и нынешняя стратегия национальной безопасности Российской Федерации описывает попытки «пересмотреть роль России в истории» как угрозу безопасности страны. В 2014 году российский парламент принял закон, предусматривающий уголовную ответственность за «умышленное распространение дезинформации о деятельности Советского Союза в годы Второй мировой войны». Наказанием за это может быть приговор к лишению свободы на срок до пяти лет.

Однако у современного нарратива есть и некоторые отличия от советской мифологии. Если до конца 1980-х годов советские власти последовательно отрицали существование секретных протоколов к пакту Молотова-Риббетропа, что привело к началу Второй мировой войны, разделившей Центральную и Восточную Европу на сферы влияния Германии и СССР, то в путинской России отношение к этому пакту сменилось с отрицания на гордость за него. В мае 2015 года на совместной пресс-конференции с Ангелой Меркель Путин твердо и недвусмысленно похвалил заключение этого пакта, назвав его жизненно важным для национальной безопасности Советского Союза. В 2019 году копия советской стороны Секретных протоколов пакта также была впервые публично продемонстрирована на выставке, посвященной началу Второй мировой войны.

В преддверии вторжения в Украину в московских информационных каналах активизировался нарратив о борьбе с фашизмом, и если верить бывшему президенту России, нынешнему зампреду Совбеза Дмитрию Медведеву, то сейчас в Украине происходит нечто сравнимое с Великой Отечественной. «Молодец всё-таки этот Боррель с потухшим лицом. Вспомнил, что наша страна победила Наполеона и Гитлера. Заметьте, это он сам провёл аналогию. Соответственно, укронацисты и Западная Европа – прямые наследники тех, кто воевал с Россией. И война, стало быть, с ними новая Отечественная. И победа будет за нами. Как в 1812 и 1945-м. », — написал он в начале этого года в твиттере. Чем хуже положение российских оккупационных войск в Украине, тем более яростно пропагандистские каналы Кремля пытаются обработать своих последователей.

За пределами русской диаспоры мессианский нарратив о советской победе всегда оказывал незначительное влияние, поскольку все другие общества, вовлеченные во Вторую мировую войну, разработали свои собственные целостные нарративы об этом конфликте. Они гораздо менее предвзяты и идеологически заряжены, чем российский нарратив, благодаря историческим исследованиям и различным публичным дискуссиям.

 

Используемые иллюстрации являются скриншотами указанных материалов. Инфографика создана Propastop.