Миллиарды на российскую пропаганду

12.06.2023

На прошлой неделе стало известно, что правительство планирует повысить налог с оборота на прессу с пяти до девяти процентов, а на места размещения – с девяти до тринадцати процентов. Комментируя данную новость, главред издания Postimees Прийт Хыбемяги сказал, что “повышение НСО происходит в то время, когда Россия вкладывает все больше денег в то, чтобы повлиять на умы эстонского народа лживой пропагандой, ложными фактами и другими методами, и именно СМИ играют важную роль в их выявлении, опровержении или разоблачении”.

Действительно, за пару дней до решения по НСО на прессу стало известно, что связанный с администрацией президента России “Институт развития интернета” (ИРИ) в 2023 году распределит 20 миллиардов рублей в качестве грантов на создание “патриотического контента”.

В начале о сумме. Итак, 20 миллиардов рублей – просчитайте, сколько это в нашем представлении по курсу к евро (1 евро=88,96 рублей). Для сравнения: российский Фонд кино в этом году распределяет 12 миллиардов рублей. БМП-3 стоит 85 млн рублей, Самый современный Т-90М “Прорыв” обходится, в среднем, в 300-330 млн. рублей.

Что такое 220 миллионов евро по-эстонски? На рост зарплат в бюджете на этот год выделено 243 миллиона евро. А бюджет государственных пособий семьям увеличен на 177,1 миллиона евро. На переход на эстоноязычное образование со следующего года каждый год будет выделяться 41 миллион евро.

Куда пойдут миллиарды?

2 июня 2023 года ИРИ опубликовал итоги конкурса по созданию “национального контента”. 10 млрд рублей получат 163 проекта (в прошлом году их было около сотни на общую сумму более трех миллиардов рублей). Среди названий – “Рамзан. Ахмат – Сила России”, “Российский код. Суверенное будущее” и “Русское наследие. Возвращение домой” – документальный фильм о судьбе памятников архитектуры в Донбассе. Кроме этого, гранты получили проекты “Сделано для фронта” – фильм о предпринимателях, помогающих фронту, “Женщины Z” о женщинах-военнослужащих, “СВОи” и проект “Уехавшие, как вы там?”.

На деньги ИРИ для стриминга Premier сняли проект “Цвет истории” – хроника Великой Отечественной войны в цвете. Кинорежиссер Александр Хант руководил проектом о “героях нашего времени” “Россия-Одиссея”. Грант получили авторы шоу “Дайте сказать!” на YouTube.

“Институт развития интернета” выделил средства на производство программ телеведущего Антона Красовского, а также серии передач “Прекрасная России бу-бу-бу” на государственном телеканале RT.

Кто решает?

Победителей конкурсов на получение грантов утверждали члены наблюдательного совета ИРИ, в который входят заместитель руководителя администрации президента России Сергей Кириенко, начальник управления президента России по общественным проектам Сергей Новиков, председатель комитета Госдумы по культуре Елена Ямпольская, Алексей Гореславский и главный редактор RT Маргарита Симоньян. Именно Новиков — давний соратник Кириенко (они вместе работали еще в корпорации «Росатом») — курирует от администрации президента производство российского кино и сериалов, рассказывает сотрудник одной из стриминговых платформ и подтверждает один из московских киносценаристов.

“Медуза” ракрывает подробности

Российские власти ежегодно тратят десятки миллиардов рублей на пропагандистские фильмы, сериалы, медиапроекты и видеоигры —  на «патриотический контент». Огромная его часть после вторжения России в Украину посвящена прославлению войны, при этом доля «патриотического контента» стремительно растет. Главный и щедрый распределитель колоссальных денег, которые тратятся на пропаганду — именно Институт развития интернета. Его возглавляет Алексей Гореславский, в прошлом — прокремлевский медиаменеджер и участник разгона редакции «Ленты.ру» в 2014 году.

Работавший с Институтом развития интернета продюсер так описывает нынешнюю ситуацию: «После начала войны бабло на креатив у частных компаний закончилось, но у ИРИ денег стало только больше. Теперь за баблом к ним идут все — и запутинцы, и те, кто год назад ставил белых голубей на аватарку, а потом понял, что жить на что-то надо».

Институт развития интернета открыли в 2015 году для «налаживания диалога с властью между всеми участниками экосистемы интернета». Этот проект — инициатива тогдашнего директора Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергея Плуготаренко и его друга и коллеги Сергея Гребенникова, в тот момент возглавлявшего Региональный общественный центр интернет-технологий. Учредителями ИРИ также стали: министерство образования и науки; созданный по инициативе Путина Фонд развития интернет-инициатив (ФРИИ), а также одиозный экс-советник президента РФ Герман Клименко.

В мае 2015-го Путин поручил институту разработать 10-летнюю программу развития интернета. Осенью программа была готова — и, по мнению независимой организации «Роскомсвобода», изучающей интернет-цензуру, получилась «крайне неоднозначной». Среди прочего в ней упоминались понятия «киберграницы» и «цифровой суверенитет» — по оценке экспертов «Роскомсвободы», они никак «не служат развитию» интернета в России.

Все изменилось с приходом в администрацию президента РФ бывшего топ-менеджера медиахолдинга Rambler&Co, провластного управленца Алексея Гореславского. Вскоре институт объявил конкурс по производству «национального контента», четко определив темы проектов: «герои наших дней и поводы для гордости», «стабильное развитие страны» и «защита национальных интересов».

Мораль?

На деньги института в равной мере могут претендовать как те, кто поддерживают политику Путина и продолжают работать в России, так и те, кто покинул страну из-за войны или мобилизации. «Они многорукие: у них сейчас есть спокойные проекты с „правильными семейными ценностями“, а есть треки по продвижению госинтересов, связанные с войной. Все у них радостно соседствует и помогает», — рассуждает о принципах работы ИРИ сотрудник одной из российских стриминговых платформ.  «60% патриотических, 40% социальных», — описывает соотношение заявок член конкурсного комитета института: «Из ста заявок восемь — на проекты против буллинга в школе, пять — по историческим персонажам, плюс дюжина заявок с участием (зятя Сергея Шойгу) Алексея Столярова».

«Они (руководство ИРИ) не в восторге от того, чтобы делать военное кино, — утверждает продюсер, сотрудничавший с институтом. — Более того, когда им что-то такое питчили, они говорили: мы не хотим напрямую про войну, у нас и так общество накалено, хочется снять что-то духоподъемное».

Люди, сотрудничающие с ИРИ сейчас (или делавшие это раньше), по-разному объясняют свою мотивацию — но чаще всего говорят о деньгах. «Можно ли было обойтись без работы с ИРИ? Наверное, да, меня никто не заставлял. Могу ли я вместо этого устроиться в магазин „Дикси“? Наверное, да. Хочу ли я это делать? Наверное, нет. У меня некоторое количество иждивенцев, их надо кормить», — рассуждает в разговоре с авторами расследования сотрудник Rambler&Co.

Кстати, Эстония отдает большую долю рекламных денег российской пропаганде из стран Балтии. А объем рекламы в эстонских СМИ находится в настоящее время на уровне 2006 года – примерно 100 миллионов евро.

 

По материалам изданий svoboda meduza