Пятая колонна, кнопка Соловьева и угроза безопасности

13.04.2023

12 апреля на презентации очередного ежегодника Полиции безопасности, генеральный директор КАПО Арнольд Синисалу призвал оставить в стороне разговоры о “пятой колонне”. “Дело в том, что русскоязычное население в Эстонии очень различается”, – пояснил Синисалу.

“Их жизненная среда отличается. Мы не можем сравнивать русскоязычное население в Тарту, Маарду, Силламяэ, Нарве и Таллинне – у них разные интересы, они по-разному интегрированы. И надо также сказать, что часто то, насколько хорошо человек говорит по-эстонски или какое у него гражданство, не имеет ничего общего с тем, как он относится к эстонскому государству или к политическим выборам эстонского государства”, – сказал руководитель КаПо. “Так что все это гораздо многослойнее, и любые разговоры о том, что это пятая колонна, умнее было бы оставить в стороне. Это также подтверждают самые разные исследования, которые на протяжении десятилетий проводили ученые Тартуского университета”, – добавил Арнольд Синисалу.

Правило 20-60-20

По его словам, одной из упрощенных моделей, которую можно применить к местным неэстонцам, является разработанное польскими математиками правило “20-60-20”.

“Это такой анализ, который говорит, что в любой организации, в любой этнической группе есть 20% или около того людей, которые против чего-то. Они не идут навстречу переменам и просто по духу склонны к протестам. Затем идут следующие 60% – это уже крупнейшая группа, которая смотрит на то, в каком направлении идет общество. И есть еще 20%, которые всегда прогрессивны, которые хотят перемен, которые поддерживают изменения”, – проанализировал Синисалу.

По его словам, если теперь взять за основу, что есть 20% людей, которые, возможно, плохо воспринимают политику эстонского государства и поддерживают, например, в нынешнее время поддерживают политику Кремля в связи с агрессивной войной России против Украины, то из этих 20% около 10% готовы активно протестовать и всячески демонстрировать свое мнение, а еще 10% могут поддерживать их в пассивной форме. “Но, конечно, это не то, что нас должно сильно беспокоить, и выражение своих взглядов – это одно из конституционных прав”, – отметил Синисалу.

О “пятой колонне” Пропастоп писал ранее в 2017 году.

Кто измерит влияние Соловьева?

На этой неделе в передаче “Интервью недели” лидер партии “Eesti 200” Лаури Хуссар, комментируя возможное временное лишения избирательного права граждан РФ и РБ, говорил о влиянии российской пропаганды на мировоззрение местных граждан этих стран: “Когда люди живут в сфере влияния России и Кремля, то они подвержены этой пропаганде. Мы это увидели во время выборов в Рийгикогу, когда Объединенная левая партия Эстонии и ее кандидат получили существенную поддержку. Он выступал и в передаче Владимира Соловьева, что тоже позволило ему получить существенную поддержку. И нужно подумать, как это затормозить”.

В то же время Хуссар не привел фактов о реальном влиянии участия указанного конкретного кандидата в передаче Соловьева на волеизъявление при голосовании. Пропастоп считает, что причины успешного выступления обозначенного кандидата кроятся больше в иной плоскости, нежели в телепередачяе Соловьева. А сама передача является лишь дополнительным раздражающим фактором в инструментарии российской пропаганды.

На тему как наказывать потребителей пропаганды написал мнение публицист Ян Левченко. Он считает, что стоило сделать год назад потребление российского ТВ делом добровольным и трудоемким, как стало ясно, что его влияние сильно преувеличено. “Потому что люди жмут кнопку, не задумываясь. Телевизор – часть суточного цикла. Чтобы смотреть все то же самое в YouTube, требуется другой алгоритм действий, связанный с осознанным выбором. И совершают его немногие”, – пишет Левченко. И продолжает: “Чтобы сделать осознанный выбор в пользу Соловьева, надо вусмерть разобидеться на отсутствие такой возможности. Мы часто вспоминаем о своих правах ровно в тот момент, когда нам начинает казаться, что права нарушены. Тогда мы начинаем искать возможность восстановить «привычную картинку». На самом деле она нам и даром не нужна. Но раз ее нет, значит нам надо убиться об стену, но вернуть ее”.

Что такое угроза безопасности?

Совсем недавно в еще одной телепередаче ЭТВ+ “Инсайт” адвокат Алексей Ратников сказал, что четкого понимания, что такое безопасность, прямо в законе государством четко не установлено. “Каждый отдельный случай оценивается судом отдельно, потому что невозможно дать какого-то универсального решения, что является действительно угрозой безопасности государству”, – считает другой адвокат Владимир Садеков.

Мнение адвокатов подтверждает и вице-канцлер МВД по вопросам безопасности Вейко Коммусаар: “Да, конкретного определения этого понятия нет. Но его можно толковать через различные опасности, к которым может привести то или иное действие”.

Фраза “угроза безопасности государству” упоминается в разных законах. Например, в Пенитенциарном кодексе, Законе о гражданстве, Законе о предоставлении иностранцу международной защиты и в Законе об оружии. Однако в законах, действительно, нет описания, какие действия человека могут повлечь за собой обвинение в угрозе безопасности государству.

По словам пресс-секретаря Полиции безопасности (КаПо) Харриса Пуусеппа, угрозы безопасности можно разделить на прямые и косвенные. “Наша основная задача – предотвратить и предупредить их. В дополнение к прямым угрозам, таким как теракт или военное нападение, существуют также косвенные угрозы суверенитету страны, такие как действия России по влиянию на Эстонию”.

По словам вице-канцлера МВД, если люди прославляют действия Российскую Федерация словами, с помощью символов или своими поступками, сегодня это можно рассматривать как деятельность направленную против Эстонии, и за эти действия может последовать наказание. Тем не менее юристы и адвокаты хотели бы большей ясности в вопросах, связанных с угрозой безопасности государству.

Публицист Ян Левченко в своем мнении заключает, что уверенное в себе государство думает о безопасности, но не преследует тех, кто по привычке или из упрямства прячется в щель вражеской пропаганды. “Такой возней не брезговал Советский Союз, оказавшийся колоссом на глиняных ногах. Нынешний рецидив его возрождения в России ничего принципиально не меняет. Потому что европейский подход – это работа со своими страхами, а не превращение страха в культ”, – пишет автор.

 

Иллюстрации: скриншоты с указанных материалов на rus.postimees.ee, propastop.org и kapo.ee