Дезинформация под лозунгом о свободе информации сеет путаницу

24.11.2022

Агнешка Демчук в своей статье “Наш ежедевный яд. Как Кремль завладел интернетом и “демократизовал” дезинформацию” пишет, что наблюдая за современным интернетом и лавиной дезинформации, созданной и резонирующей (про)российскими агентами влияния и (не)осведомленными об этом интернет-пользователями, следует отметить, что Кремль и его пропагандистская машина успешно демократизирует дезинформацию много лет, таким образом, присваивая интернет для своих собственных недемократических целей. К сожалению, плюралистические общества стали жертвами дезинформации по-кремлевски, доступной круглосуточно и без выходных. Дезинформация и пропаганда стали нашим ежедневным ядом, токсичным для тела (как например, инфодемия о COVID-19) и разума.

В России существует давняя традиция создания и распространения дезинформации, стратегия которой всегда строилась двояко: «как вводящая в заблуждение» и «влияющая». Именно царская Россия стала «матерью» – генератором дезинформации, но долгие годы, кстати, используя дезинформацию, последовательно отстаивала тезис о французском происхождении этого термина. Спецслужбы играли и продолжают играть ключевую роль в реализации методов дезинформации, главным образом потому, что располагают информацией, необходимой для формулирования стратегических целей и задач политики Кремля, выбора внешних операторов российской дезинформации и их тайного финансирования.

В отличие от эпохи холодной войны, когда русские в основном поддерживали группы левых, сейчас они уже много лет поддерживают как крайне левых, так и крайне правых, зеленых, антиглобалистов и финансовую элиту одновременно. Потому что цель состоит в том, чтобы обострить разногласия и создать резонансную эхо-камеру поддержки Кремля.

Как минимум, с 2013 года в киберпространстве выросла огромная российская армия ботов, троллей и других «полезных идиотов», которым поручено распространять слухи, дезинформацию, вредоносную информацию и конспирологические нарративы практически по любому поводу. Кремль, по мнению экспертов оперативной группы East StratCom, действующей в рамках Европейской службы внешних связей, постоянно увеличивал бюджет на этот тип армии. По оценкам, в 2013 году на троллинг и боттинг тратилось более миллиона долларов в месяц. Бюджет различных видов информационных операций включал, в частности, создание и функционирование фабрик троллей, в том числе самой известной в Санкт-Петербурге, которую назвали – в оруэлловском стиле – Агентством интернет-исследований.

Агентство является организацией, осуществляющей массовую пропаганду в социальных сетях, в т.ч. на YouTube, ВКонтакте, Facebook, Twitter и Instagram, основной целью которых является влияние на общественное мнение в сотрудничестве с армией переводчиков, а также распространение контента – на разных национальных языках – в соответствии с российской политикой и идеологией. Его измеримая цель – изменить мнение о Российской Федерации и ее политике таким образом, чтобы на одно отрицательное мнение приходилось не менее трех положительных.

Например, контент, опубликованный Агентством, должен был быть показан в 2016 году аж 126 миллионам пользователей в США (в год предвыборной кампании Дональда Трампа); в период с 2015 по 2017 год рекламу, купленную в Санкт-Петербурге, должны были показать 11,4 млн раз. В то же время действия по предотвращению дальнейшего распространения дезинформационного вируса предпринимались (и предпринимаются) безрезультатно администраторами социальных сетей в рамках т.н. политики очистки киберпространства (удаление фейковых аккаунтов). Они не значительно улучшили эту разрушительную интоксикацию. Хотя цифры впечатляют, например, в 2018 году Facebook удалил более 2 млрд фейковых аккаунтов, Twitter – 70 млн аккаунтов, подозреваемых в распространении дезинформации, а также было удалено почти 3 млрд сообщений в виде спама, но эти действия скорее напоминают «косметические» меры. А другие, такие как отключение вещания Кремля в марте 2022 года в виде блокировки эфира RT и Sputnik News (и, следовательно, частичного, sic!) в информационное пространство стран ЕС, запоздали. Кремлевская блогосфера, влогосфера и фриланс-площадки по-прежнему активны и доступны в инфосфере стран НАТО. И последнее, но не менее важное: до сих пор отсутствует последовательная и долгосрочная информационная политика на уровне ЕС и на национальном уровне стран, а государственное образование в области повышения киберустойчивости – хаотичное и координируемое в основном активистами в рамках неформального образования.

Между тем, после 2013 года вся система кремлевского троллинга была расширена интернет-агентствами с тысячами платных блоггеров, влогеров и комментаторов; к ней присоединились многие СМИ России и Белоруссии, которые благодаря платным или услужливым комментаторам манипулировали и манипулируют общественным мнением в пользу России. Использовались такие инструменты, как например: деятельность аналитического центра и спецфондов (например, «Русский мир») и многоязычных телеканалов (например, RT, РИА Новости), провластных псевдоинформационных агентств, платных блогеров и хакерских групп, подконтрольных России (кибератаки APT28 и APT29). Официальные организации (Россотрудничество), трансграничные социальные и религиозные группы (благодаря которым путинский режим позиционирует себя как единственного защитника традиционных христианских ценностей), социальные сети и компьютерная автоматизация также активно участвовали в этой пропагандистской машине.

В 2019 году Институт стратегического диалога в Лондоне обнаружил серию цифровых кампаний по влиянию на европейские выборы через так называемые сочетание карт социальных сетей, секретных отчетов в интернете и мониторинга СМИ. Было отмечено, что негосударственные субъекты, от крайне правых интернет-ополченцев до популистских партий, перенимали нарративы Кремля (так называемое «Путинское руководство» – «Putin Playbook»), используя механизмы автоматического влияния. В киберпространстве продвигался так называемый конкурентный нарратив, который продвигал «культурные войны» по таким вопросам, как миграция, мусульмане в Европе, традиционная семья против прогрессивных ценностей и отрицание изменения климата. Антисемитские, женоненавистнические и расистские заявления распространялись через автоматические и фиктивные аккаунты и использовались в качестве «информационного оружия». Логика поляризации в демократических системах довольно проста, поскольку распространяется любая социальная, политическая или экономическая проблема, имеющая конфликтный потенциал.

Российская дезинформация использует как минимум несколько матриц воздействия для создания своих ведущих тем, в том числе: семитскую, геополитическую, конспирологическую (в которой подрывается доверие к демократическим и научным институтам), украинскую, религиозную (по логике деления на «испорченую» Западную Европу и консервативный Восток), славянофильскую, евразийскую (где либерализм – последняя тоталитарная идеология, которой противостоит антилиберальная Россия) и суверенитет (согласно которому не нужны союзы и подрывается легитимность Евросоюза).

Информационная борьба России с демократическими институтами в странах НАТО и ЕС происходит крайне агрессивно и на «поле боя», т.е. в киберпространстве этих стран. В этих мероприятиях идея свободы информации используется для введения дезинформации в инфосферу демократических обществ, в результате чего происходит не убеждение или завоевание авторитета, а «сеяние путаницы». Мы имеем дело с систематическим и последовательным информационным отравлением и все более разрушительным информационным шумом, проводимым в соответствии с принципом «разделяй и властвуй».

Полностью статью читайте на stopfake.org.

Иллюстрации: wikipedia