Наш “ликбез” – шифруемся или стеганография

01.10.2022

Студенты Тартуского университета озадачиличь поиском ответов на “зашифрованную” информацию при общении в соцсетях. Предлашаем вниманию их рассуждения.

Любой, кто использовал Фейсбук, Твиттер или Инстаграм, замечал, что часто не так-то просто понять, что авторы пытаются донести своими публикациями. Например, когда используются эмодзи вместо существительных или замена некоторых букв в слове символами или цифрами. Явление, когда отправлающий пытается, так сказать, спрятать смысл сообщения, называется social steganography, в переводе на русский – социальной стеганографией.

Социальную стеганографию можно использовать по-разному. Например, в Твиттере можно заметить, что при обсуждении определенных тем или людей используются «кодовые слова» или эмодзи. Среди иностранных примеров стоит отметить слова birdsite (страница птицы, обозначающая Twitter) и the Cheeto – сырные чипсы, известные своим оранжевым цветом, которые используют чтобы обозначить президента США Дональда Трампа. Если бы кто-то набрал в поисковой системе «Дональд Трамп» или «Твиттер» на основе приведенных выше примеров, скорее всего он не нашёл бы текстов с использованием слов «the Cheeto» или «birdsite». Хотя и тексты, в которых употребляются эти слова, говорят об одних и тех же вещах.

Лектор по социальным сетям Эмили ван дер Нагель интерпретировала использование таких «терминов-заменителей» как волдемортинг. В основном потому, что в серии книг о Гарри Поттере имя главного злодея Волан-де-Морта проклято. Использование его имени делает героев истории уязвимыми, и Волдеморт может найти их и следить за ними.

В Эстонии подобная практика применялась, например, в отношении блогерши Голая Морковка (эст. Paljas Porgand) и адвоката по имени Роберт Сарв. Говоря о них, люди использовали эмодзи. Пальяс Порганд, гражданское имя которой Кассия Шакти Шамотайло, в начале 2021 года подверглась публичной критике из-за того, что делилась ложной информацией, связанной с Covid-19, в своих социальных сетях. Действия Шамотайло резко осуждались в Твиттере, но без упоминания её имени. Вместо этого использовали смайлик-морковь (Porgand в переводе с эстонского – морковь).

Роберт Сарв — эстонский адвокат, прославившийся тогда, когда несколько знаменитостей наняли его для судебного разбирательства против злобных интернет-комментаторов. Кроме того, Сарв привлек внимание тем, что говорил на темы, связанные с Covid-19. Например, его публичное заявление о том, что он готов представлять в суде массовые жалобы, связанные с коронавирусом. При поддержке вышеупомянутых лиц его деятельность привлекла внимание многих, в том числе эстонских пользователей Twitter. Говоря о рогах, начали использоваться эмодзи единорога (Sarv в переводе с эстонского – рог).

Если поискать в Твиттере морковку или эмодзи единорога, выпадут сотни тысяч результатов, среди которых будет невозможно найти двусмысленные (и эстонские) твиты.

Может быть несколько причин, почему посыл сообщений молодёжь пытается разными способами скрыть. Например, потребность в защите своей приватности, ведь социальные сети неизбежно дают возможность даже нежеланным подписчикам увидеть открытые посты. Будь то родители, инакомыслящие, да даже и сами Пальяс Порганд и Роберт Сарв, которые могут не очень хорошо отнестись к критике в свой адрес.

Одной из причин может быть и то, что это помогает сделать свои посты незаметными в большом потоке информации в социальных сетях. Как упоминалось ранее, когда вы гуглите эмодзи, вы не найдете критики в адрес конкретных людей. Скорее результаты будут просто “белым шумом”.

Дана Бойд, исследователь технологий и социальных сетей, указала на другие причины популярности социальной стеганографии. Один из них — публичный аспект, добавляющий некой мистики. Авторы общаются со своей идеальной аудиторией, а читать может любой. Например, многие с удовольствием открыто делятся своими социальными драмами с одноклассниками и знакомыми, но так, чтобы только их ближний круг понимал.

Одно можно сказать наверняка: как правило, для понимания таких сообщений требуется контекст. Это означает, что если вы дадите совершенно незнакомому с Твиттером человеку прочитать эти твиты, он, скорее всего, ничего не поймет. Почему морковка стоит в середине предложения? Кто такой Роберт Единорог? Однако те, кто проводит время в Твиттере и знаком с обсуждаемыми там темами, владеют таинственным ключом к расшифровке таких сообщений. Они понимают, о чем идет речь, и, вероятно, сами используют те же приемы в том же социальном пространстве.

Социальная стеганография — это тема, с которой мы сталкиваемся ежедневно. Даже подмигивание может означать одно для знакомого человека и другое для незнакомца. У социальной стеганографии могут быть как хорошие, так и плохие стороны. Это явление также открывает путь для распространения дезинформации — если есть способы передачи информации только определенным людям (с фиктивным кодом-ключом), то что мешает использовать их, например, в распространении ложной информации?

Иллюстрация: SecurityLab